В начале 20 века один из наиболее влиятельных отечественных психологов того времени В. Выготский вел исследования речи детей вместе с французским психологом Ж. Пиаже.

Ученые обнаружили, что в раннем возрасте дети комментируют практически каждое свое действие: речь и говорение заменяет им мышление, помогает им выстраивать и упорядочивать собственные действия.

Когда малыш подрастет, его «внешняя речь» (проговаривание своих действий во время их выполнения) превратится во «внутреннюю речь» (т.е. тот голос, который мы слышим в голове, когда мыслим).

Словарный запас и богатство внешней речи станут, в результате, основой мышления ребенка. Если этот словарный запас невелик, то ребенок оперирует очень ограниченным количеством понятий, хуже различает смысл слов в зависимости от их контекста и испытывает трудности в осознании и выражении собственных состояний, чувств и эмоций.

Если ребенок или подросток, с которым родители часто разговаривали в детстве, последовательно чувствует обиду, грусть и злость, он может отделить эти три чувства друг от друга, сказав: «Сейчас я чувствую обиду», «Сейчас я чувствую грусть» и «Сейчас я чувствую злость».

Ребенок же, с которым родители редко разговаривали в детстве, не сможет понять, что именно он сейчас чувствует: три разных эмоции для него смешаются, превратятся в «кашу», он не сможет отделить одну эмоцию от другой, потому что у него не будет хватать для этого слов (в результате он скажет или «Я не могу понять, что я чувствую» или «Я не знаю, что я чувствую»).

Если же ребенок не может понять, что он сейчас чувствует, не может «уловить» эту эмоцию и отделить ее от остальных, и лишь признается себе в том, что ему «отчего-то плохо», он не сможет и контролировать эту эмоцию. В лучшем случае он подавит ее, а не осознанно сдержит (чтобы потом выпустить без вреда для других людей), но тогда рано или поздно накопившиеся подавленные эмоции подчинят его сознание и найдут свой «выход» в мышечных действиях – хулиганствах, драках и других правонарушениях.

 

К примеру:

Есть разница между выражениями «У меня болит живот» (конкретное) и «У меня что-то болит» (абстрактное). Если у нас болит живот, мы знаем, какую таблетку выпить, а если у нас болит «что-то», мы понятия не имеем, что делать, и пытаемся определить, что именно болит.

Так же и с эмоциями! Ребенок, который говорит: «Сначала я чувствовал обиду, потом грусть, а потом злость» понимает, что конкретно он чувствует, а значит, можно помочь ему справиться с обидой и грустью, а также обучить его справляться со злостью.

Ребенок, который говорит: «Я не понимаю, что я чувствую» не может отделить одно от другого и третьего, а, значит, сначала необходимо научить его отличать свои эмоции и состояния друг от друга, и лишь после этого его можно будет научить его контролировать эмоции (которые он теперь сможет «отследить» и воспринять по отдельности).

 

Материал подготовлен в рамках социально значимого проекта «Осторожно! Криминал! Предупреждение и преодоление криминальной зараженности несовершеннолетних. Медиационные технологии в помощь родителям и педагогам». Фонд «Ювента» получил поддержку для реализации проекта в рамках Конкурса «Губернское собрание общественности Иркутской области» в 2017 году.

 

 

Нужна консультация? Свяжитесь с нами

Мы всегда рады помочь. Обратитесь по телефону, email или в соцсетях.

                        +7 (3952) 747-735; 747-786            irkmediator@mail.ru

Copyright © Иркутский центр медиации 2018 

Задать вопрос